библиотека для детей Ларец сказок

Мулла с отрубленным носом

Была когда-то у одного купца очень красивая дочь. И отдал он ее в обучение к мулле. В один из дней купец собрался ехать в другую страну и, уезжая, поручил свою дочь мулле.
Учил мулла эту девушку, учил — и возникли у него дурные намерения. Стал он к ней приставать, то говорит: «Пришла бы ты ко мне», то — «Пойдем погуляем вдвоем». Девушке надоело, что он каждый день говорит ей одно и то же, и однажды она ему ответила:
— Ладно, раз так, то приходи сегодня вечером в такое-то место, под такое-то дерево.
Получив ответ, мулла с нетерпением стал дожидаться, когда зайдет солнце. С трудом, кое-как прожив день, он пришел под нужное дерево и в ожидании девушки застыл как вкопанный. А у девушки был слуга-раб. Позвала она его, дала ему острый топор и сказала:
— Ступай к такому-то дереву и, кто бы там тебе ни встретился, бей его по голове.
— Хорошо, — ответил раб, взял топор и пошел к тому дереву. Он быстро нашел дерево и заметил под ним что-то темное. Подошел раб поближе и увидел, что под деревом сидит скорчившись какой-то человек. Раб подумал: «Вот тут, должно быть, его голова» — и, размахнувшись, ударил человека по этому месту. Мулла отпрянул, оберегаясь, и топор попал ему по носу, отрубив порядочный кусок носа. Мулла громко завопил и кинулся бежать. Сначала раб погнался за муллой, а потом схватил его нос и вернулся к девушке, чтобы подробно рассказать ей: так, мол, и так. Девушка очень всему обрадовалась и отпустила раба на волю.

Мулла очень долго страдал от раны на носу. Наконец нос его зажил, но стал похож на муравейник. «Ну, если теперь я тебе что-нибудь не устрою, если не заставлю твоего отца убить тебя, не будет мне покоя», — думал мулла о девушке. Поразмыслив некоторое время, он решил послать отцу девушки письмо. В письме же он сообщал: «Вот, купец, ты уехал, поручив мне свою дочь, а она в последнее время стала вести себя непристойно: блудит с твоим рабом. Я пошел к ней и стал ее увещевать, но бесполезно. Она же, поняв, что я расскажу тебе о ее поведении и тогда ей несдобровать, велела твоему рабу убить меня. Раб ударил меня по голове топором, но топор попал мне по носу и отрубил мне нос. Я едва убежал и тем спасся. Как только получишь это письмо, сейчас же возвращайся назад».
Получив письмо муллы, купец сильно разгневался и сразу же пустился в обратный путь. Коротко ли он ехал, долго ли ехал — наконец приехал в свое селение. Тотчас же купец велел позвать муллу и спросил его:
— Ну, как же все это произошло?
— В такой-то день, — стал рассказывать мулла, — пришел я в такое-то место, а там, оказывается, ваша дочь обнимается с рабом. Окликнул я ее, стал ей говорить и то и се, вот тут они с рабом и сговорились меня убить. Да, видно, смерть моя еще не пришла. Меня они не убили, а пришлось мне поплатиться своим носом.
Когда отец девушки услышал эти слова, он весь прямо раздулся от гнева. Тотчас он позвал своих сыновей, потом ухватил дочь за волосы, раздел ее донага и, передав в руки сыновей, сказал:
— Ступайте отведите ее в степь и убейте!
— Постой, отец, — стала умолять девушка, — я хочу тебе кое-что рассказать, а потом делай как знаешь.
Но отец не стал слушать свою дочь, и братья потащили девушку в степь.
— Братья, я невиновна в этом деле, — принялась умолять девушка.
И братья сжалились над ней. Они не убили ее, а только бросили в той степи, куда привели, и вернулись назад.
Девушка горько заплакала. Побрела она одна-одинешенька по пустынной степи без пищи и без воды, с непокрытой головой и босая.
Пока девушка шла, испытывая столь тяжелые лишения, падишах одного города выехал на охоту и добрался до той степи.
Вот охотится падишах и вдруг видит — сидит вроде бы голый человек. Падишах тотчас издалека окликнул девушку и послал ей с одним из своих слуг одежду, чтобы она прикрылась. Потом падишах подъехал к девушке и поздоровался с ней. Девушка ответила на приветствие падишаха, смутилась, и из ее глаз градом полились слезы. Глянул падишах в лицо девушке, а та: назвать бы ее луной — да рот у нее есть, назвать бы ее солнцем — так есть у нее глаза, брови как калам, зубы — ожерелье, талия тонкая, волосы словно гиацинт, щеки — яблоки, губы как полураскрытая фисташка, и видно, что она очень страдает.
— Скажи-ка, девушка, из какого ты сада роза, с какой ты лужайки соловей? Как ты попала в эту безводную степь?
— Сначала, джигит, ты сам расскажи, что ты за человек, из какой страны, из какой земли и что делаешь здесь в степи. А после я расскажу тебе, что случилось со мной, — отвечала девушка.
Тогда падишах сказал:
— Ну, так вот, девушка, я — падишах такого-то города из такой страны, а сюда всегда езжу на охоту.
— Если так, падишах, — сказала девушка, — то оставь меня и езжай охотиться. Не трогай мой огонь. [«Не трогай мой огонь» — намек на пословицу: «Тронешь огонь — погаснет, тронешь соседа — откочует».] Я не расскажу тебе о своем горе: ведь ты падишах, а я — несчастная. Есть старая пословица: «Не говори о своей головной боли в присутствии того, у кого голова не болит». Езжай своим путем.
— Нет, девушка, — сказал падишах, — не говори мне таких речей, а расскажи подробно, что с тобой случилось, и, что бы ты ни пожелала, я исполню.
Девушка, плача, стала рассказывать:
— Я была дочерью купца, и отец отдал меня к мулле. Училась я у него, а когда подросла, мой отец решил отправиться в путешествие в одну из стран. Он поручил меня мулле и уехал. Прошло немного дней, и мулла, который меня учил и опекал, задумал дурное и стал говорить мне всякие непотребства. Ежедневно и ежечасно он не давал мне покоя. А я, очень расстроенная этим, не ела и не пила. В конце концов он как-то мне сказал: «Приходи к такому-то дереву». Я же, зная, что он не отстанет, ответила: «Хорошо», а сама дала рабу топор и сказала ему: «Ступай, садись под таким-то деревом и, кто бы к тебе ни пришел, бей его по голове». Раб взял топор и ушел. Подошел он и видит, что под деревом что-то темнеет. Тут мой раб размахнулся и ударил топором. Мулла отдернул голову, и топор отрубил ему нос. Потом мулла этот долго маялся от раны, но не умер, а выздоровел, только нос его стал похож на муравейник. После этого мулла, опередив меня, написал моему отцу такое письмо: «Купец, твоя дочь, которую ты, уезжая, поручил мне, сбилась с пути и стала проводить время с рабом. Я пытался было вразумить ее, но моих наставлений она слушать не стала, а, напротив, сговорившись с рабом, едва меня не убила. Однако мой смертный час, видно, еще не настал, и я только лишился носа. Теперь же, как только получишь это письмо, приезжай немедля». Мой отец, едва получив письмо, пришел в ярость и тут же отправился в обратный путь. Через сколько-то дней он воротился в селение, приехал домой, позвал муллу и стал расспрашивать его снова. И мулла снова повторил ту же ложь, которую написал в письме. Мой отец снова разъярился, тотчас схватил меня за волосы, раздел донага и передал моим братьям со словами: «Ступайте отведите ее в степь и убейте». Но братья не решились меня убить и бросили в этом месте. Тут мы и встретились.
И девушка, рассказав это, снова заплакала. Падишах почувствовал жалость к девушке из-за перенесенных ею страданий и всем сердцем в нее влюбился.
— Ах, девушка, — сказал он, — если ты согласна стать моей женой, то поедем в мою страну. Что дальше — там видно будет.
— О падишах, — отвечала девушка, — какие могут быть разговоры между падишахами и бедняками? Не шути так, оставь меня одну переносить свое горе.
— Нет, я правду говорю, — сказал падишах. — Если ты согласишься, я сделаю тебя главной над всеми моими женами.
Девушка увидела, что падишах полюбил ее от чистого сердца, и согласилась поехать с ним.
«Не нужно мне лучшей добычи, чем эта», — подумал падишах, посадил девушку сзади себя на коня и направился к своему городу. Приехав, он устроил той на несколько дней и ночей и взял девушку за себя замуж.
Падишах и девушка очень любили друг друга, проводили досуг вместе, и спустя некоторое время у них родились два сына.
Был у падишаха везир, которого он очень высоко ценил и любил. Этот везир с первого взгляда влюбился в девушку и все думал: «Каким бы образом овладеть ею?»
В один из дней девушка попросила у падишаха позволения поехать с мальчиками к своему отцу. Падишах дал на это согласие и решил послать вместе с ними везира. Везир этому очень обрадовался, заторопился и тотчас же собрался в путь. Везир и девушка посадили каждый позади себя по ребенку и тронулись в путь.
Во время пути везир задумал совершить дурное и попытался овладеть девушкой, но она стала сопротивляться. Тогда везир сказал:
— Если ты не согласишься, я убью твоего сына!
На это девушка ответила:
— Как же это ты, везир, ешь хлеб падишаха, а сам готов предать его?
Везир рассвирепел и убил одного из ее сыновей. Потом он сказал:
— Если ты не согласишься, девушка, я убью и второго твоего сына, и тебя самое убью.
Так он убил и второго сына падишаха. Девушка стала плакать. Но везир не оставлял своих намерений, и тогда она сказала:
— Ах, ну ладно, так и быть. Только сначала ты пойди и вон из того колодца принеси ведро воды.
Везир взял ведро и пошел за водой. А девушка в это время вскочила на коня, другого схватила за повод и ускакала. Везиру же ничего другого не оставалось, как только поглядеть ей вслед.
А девушка скакала, скакала — и встретила по дороге пастуха. Она отдала ему одного коня со сбруей, взяла взамен у пастуха старую одежду, надела ее, пришла к своему отцу и нанялась в батраки. Отец не узнал ее, и стала она батрачить у него. А везир вернулся к падишаху и сообщил:
— О горе! Девушка забрала мальчиков и коней и бежала!
Услыхав эту весть, падишах страшно разгневался. Но он очень любил свою жену и рожденных ею сыновей, поэтому весь мир потемнел в его глазах.
— Ну, везир, раз так, то пойдем их искать, — сказал падишах.
И вот они, одевшись паломниками, стали обходить города и селения.
Шли они, шли — и пришли в город, где жил тот самый купец. В это время девушка вывела на прогулку коня, и падишах с везиром узнали коня с первого взгляда, а девушка осталась неузнанной.
Купец был в этом городе очень важным человеком, и падишах с везиром стали гостями в его доме. Пришел и мулла с отрубленным носом. Купец стал варить для них плов. А девушка сидела и подкладывала под котел дрова.
Вот купец, падишах, везир и мулла, сидя вчетвером и ведя дружескую беседу, решили, что каждый из них расскажет какую-нибудь историю. После того как были рассказаны их истории, падишах заметил батрака и воскликнул:
— Эй, ты! Батраки, вроде тебя, часто бывают хорошими рассказчиками. А ну-ка, расскажи нам что-нибудь.
— Нет, гости, — отвечала девушка-батрак, — я человек ничтожный, рассказывайте уж вы сами, а я посижу и послушаю. Мулла знает много историй, заставьте рассказывать его, если сами не можете.
Но падишах, везир и мулла пристали к девушке-батраку: расскажи да расскажи.
— Раз так, то ладно, но только с одним условием, — сказала девушка-батрак, — Прежде чем я начну рассказывать, запрем двери и никого не будем пускать ни снаружи внутрь, ни изнутри наружу.
Все согласились с тем, что предложила девушка, и заперли дверь. Смущаясь, девушка начала рассказывать:
— Было ли не было, а жил когда-то один купец. У него была очень красивая дочь. И эту дочь купец отдал в учение к одному мулле, которого он очень уважал. Девушка училась и между тем подрастала. В один из дней купец решил уехать в путешествие и поручил девушку мулле. «Приглядывай за ней, пока я не вернусь», — сказал купец. Спустя некоторое время мулла решился на негодное дело — замыслил овладеть девушкой и проводить с ней время. Стал он ей угрожать…
В этом месте мулла встал и говорит;
— Мне нужно ненадолго выйти.
Но падишах и купец сказали:
— Нет, мулла, сиди!
Девушка продолжала свой рассказ:
— Да, что ни говори, а делать нечего — этот мулла не переставал угрожать девушке, — и вот она, рассердившись на него, наконец как-то сказала: «Ладно, я сделаю то, о чем ты говоришь, приходи сегодня ночью к такому-то дереву. Я приду следом». Мулла, услышав ответ девушки, обрадовался, с трудом дождался, пока сядет солнце, пришел к дереву и сел в ожидании.
Здесь мулла снова попытался встать и сказал:
— Я сейчас приду.
Но купец и падишах не пустили его, с интересом слушая сказку и начиная кое-что понимать.
— У отца девушки был раб. Она позвала его, дала ему топор и сказала: «Ступай к тому дереву и, кого бы ты там ни увидел, бей по голове без промедления!» Раб пошел и увидел, что под деревом сидит скорчившись какой-то человек. Взмахнул раб топором и ударил муллу по голове, тот отдернул голову, и топор задел нос муллы, отрубив его. Мулла убежал, зажимая кровь. Некоторое время он страдал от раны, а потом выздоровел и подумал: «Ну, теперь надо поторопиться!» И мулла написал купцу, отцу девушки, такое письмо: «Так-то и так, твоя дочь, которую ты мне поручил, проводит время с твоим рабом. Я наставлял ее, чтобы она так не поступала, но она, сговорившись с рабом, решила меня убить и чуть было не убила. Приезжай немедля». Купец, получив письмо верного, уважаемого муллы, тотчас возвратился назад. Приехал он в селение и снова расспросил муллу. А тот снова повторил все то, что написал в письме. Тогда купец раздел свою дочь донага, схватил за волосы и отдал в руки своих сыновей, сказав: «Ступайте уведите ее и убейте!» Но братья девушки не решились ее убить, а бросили в степи без пищи и без воды. Через некоторое время туда, где находилась девушка, приехал падишах такой-то страны и, поговорив с девушкой, увез ее в свой город. Там он взял ее в жены, и у них родились два сына. Падишах очень их любил. Спустя какое-то время девушка, жена падишаха, попросила у падишаха разрешения съездить к своему отцу. Падишах согласился и вместе с ней послал своего везира, которому доверял…
В это время везир, что сидел и слушал, встал и говорит:
— Я выйду ненадолго.
Но падишах пригрозил:
— Не двигайся!
— Этот везир, влюбившись в жену падишаха, — продолжала девушка-батрак, — все ждал подходящего момента, и вот наконец-то он стал ее спутником. Девушка и везир посадили каждый позади себя на коня по мальчику и тронулись в путь. Проехали они сколько-то и сделали остановку. Тут везир говорит: «Эй ты, поди-ка сюда!» и пытается овладеть девушкой. Но она не соглашается и умоляет: «Не совершай предательства по отношению к жене падишаха». А везир говорит: «Раз ты не соглашаешься, я убью твоего сына» — и убивает одного из ее сыновей. Девушка стала кричать и биться. Тогда везир убил и второго ее сына. Потом везир сказал: «Если ты и теперь меня не послушаешься, я и тебя убью». Тогда девушка сказала: «Ладно, я согласна, но сначала ты пойди и принеси ведро воды вон из того колодца». Везир взял ведро и пошел за водой, а девушка вскочила верхом на коня, другого схватила за повод и унеслась прочь. Вот скачет девушка и приезжает в стан пастуха. Отдала она пастуху одного коня, взяла у него старую, рваную одежду, надела ее, пришла в город к своему отцу и стала у него батрачить. Однажды приехали в этот город те самые падишах и везир и остановились у купца в гостях. Пришел к ним побеседовать и тот самый мулла, а девушка-батрак, точь-в-точь, как я, сидела и подкладывала дрова под котел. Они велели ей рассказать сказку. Вот девушка и рассказала им свою сказку.
Закончив свой рассказ, девушка достала из-за пазухи окровавленные одежды своих детей и бросила их своему мужу. Тут наступило смятение. Отец девушки вскочил, схватил муллу за горло и убил его, а падишах тотчас схватил за горло везира и тоже убил его.
Отец с дочерью и муж с женой обрели друг друга, возликовали и задали пир.


Вот и сказке Мулла с отрубленным носом конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 0 0

Отзывы

Читать также Пакистанские сказки: Братья
Выгодная сделка
Две сестры
Дружба
Моряна
Читать также Курдские сказки: Али-богатырь
Аслан
Десятый сын пастуха
Конь, петух, баран, зайчишка и волк
Лев и мышь
понравилась сказка?
0 0 Вверх