библиотека для детей Ларец сказок

Два сына падишаха, рожденные от невольницы

Жил в давние времена падишах. И было у него сорок жен, но ни одна не рожала наследника. Вот как-то раз везиры и векили падишаха стали советоваться: «Говорят, в одном городе есть мудрец. Давайте пошлем к нему, чтобы узнать, отчего у нашего падишаха нет детей и что нужно сделать, чтобы они были». Решили они послать двоих богатырей. Приготовили для них все снаряжение, наполнили хурджины золотом и серебром да сверх того, чтобы семьи богатырей в их отсутствие ни в чем не нуждались, дали им припасов на шесть месяцев.
Богатыри отправились, держа путь на запад. Коротко ли ехали, долго ли ехали, доехали они до города, в котором жил мудрец. Вошли они в город, остановились на постоялом дворе, пристроили коней и разузнали, где найти мудреца. Пришли они к мудрецу и поздоровались.
— Входите, садитесь! — сказал тот, отвечая на их приветствие, — Вы, видно, гости из дальних мест, расскажите, какие у вас новости.
— Мудрый человек, — стали рассказывать богатыри, — Мы прибыли из далекого города, провели много дней в пути, чтобы добраться до тебя. А новости у нас такие: есть у нас падишах, а у него сорок жен, но ни одна не рожает наследника. И вот везиры и векили посоветовались и послали нас к тебе. Потрудись и дай нам ответ: родится ли у нашего падишаха сын и что нужно сделать, чтобы появился наследник?
— Ну что ж, добро пожаловать! — отвечал мудрец. — То, что вы, джигиты, мне это рассказали, — хорошо, но только дело это не простое, и на такой трудный вопрос я ответить не могу. Вот за горами есть пустыня, а на другом краю пустыни — огромная пещера. Живет в той пещере мудрец. Целыми днями он стоит на коленях и молится. За день он съедает лишь одну-единственную хурму, которая ежедневно вырастает на засохшем дереве. Но туда нельзя отправляться без хорошего снаряжения. Ведь только чтобы добраться туда, нужно два года. Вот, джигиты, расскажите все это падишаху, — закончил свою речь мудрец.
Богатыри отдали мудрецу хурджины с золотом и серебром, распрощались и отправились в обратный путь. Коротко ли ехали, долго ли ехали, а к концу шестого месяца достигли они своего города.
Услыхав о приезде богатырей, падишах выслал им навстречу везиров и векилей и с почетом проводил в город. Неспокойно было на сердце у падишаха, поэтому он сразу принялся расспрашивать богатырей. Те ему отвечали:
— Долго мы ехали по твоему приказу, о падишах, и наконец добрались до мудреца. Мудрец сказал: «Я не могу исполнить вашу просьбу. Но вот в пустыне за горами есть пещера, а в ней живет другой мудрец. Может быть, он сможет вам помочь. Только чтобы добраться туда, нужно ровно два года». И если не запастись едой и питьем, можно погибнуть, о падишах!
Тогда падишах, его везиры и векили заговорили:
— Вот, оказывается, какое это трудное дело! Но раз уж так, нужно послать к этому мудрецу. Кого же мы отправим?
— Идите вы, да постарайтесь! — приказал падишах богатырям.
Навьючили на двух слонов провизию для двухлетнего пути, дали богатырям хурджин золота в подарок мудрецу и на дорожные расходы, и отправились те в путь.
Ехали богатыри месяц и достигли горной местности. Потом несколько месяцев они ехали по горам и добрались до пустыни. И вот уже много месяцев едут богатыри по пустыне. Не видно ни одной живой души, и даже дороги нет. И вот в один из дней богатыри остановились и собрались укладываться спать. А с тех пор как они выехали из дому и потеряли дорогу, прошло уже тринадцать месяцев. Даже следов зверей не видели они в этой пустыне. Улеглись богатыри на ночь и всю ночь переговаривались:
— Ох, погибнем мы, не дождавшись исполнения своих желаний. А хотели бы мы только одного — вернуться домой и увидеть лица своих детей, а там можно и умереть.
Наутро встали богатыри, смотрят — вдали показалось облачко. Подумали они, что это дымок, поднимающийся от жилья мудреца, и направились в ту сторону. А дымок стал слабее и рассеялся. Пошли они тогда куда глаза глядят. Шли они так, шли — и остановились на ночлег. А наутро посмотрели — кругом опять ни души. «Ну, теперь мы обязательно погибнем, пришел нам конец», — сказали они себе и заплакали. Через некоторое время пригляделись они внимательно и видят — на востоке стоит сухое дерево. «Что же это за дерево, — подумали богатыри, — ведь тут нет воды?» Подошли они поближе и увидели, что это сухая хурма.
«А-а-а, это, наверное, та хурма, о которой говорил мудрец, — решили богатыри. — Поищем как следует, тут должна быть и пещера».
Прошли они еще немного на восток и увидели пещеру. Заглянули в пещеру, а там ступеньки ведут вниз. Один из богатырей был храбрый, а другой — трусоват. Храбрый богатырь смело вошел в пещеру, держа другого за руку, и стали они потихоньку спускаться вниз. Спустились богатыри, огляделись и видят — довольно большая площадка, а наверху — дыра. Темно так, что с трудом можно различить друг друга. Через некоторое время, когда глаза немного привыкли к темноте, огляделись богатыри еще раз и вдруг в юго-западной стороне пещеры заметили человека в чалме. Тот стоял на коленях, подняв лицо и воздев кверху руки. Подошли к нему тихонько богатыри и поздоровались, но человек этот даже не взглянул на них. Немного погодя он опустил руки, ответил на приветствие и спросил:
— Ну, богатыри, откуда вы и куда идете? Какие у вас новости?
И богатыри все рассказали:
— Есть у нас падишах, а у него сорок жен, но ни одна не рожает наследника. Посылали нас в другой город к мудрецу. Три месяца добирались мы до него, но напрасно. Мудрец послал нас к тебе. Снова мы провели три месяца в пути и вернулись домой. Рассказали обо всем падишаху, тот выдал нам припасов на два года и отправил к тебе. И вот теперь, через тринадцать месяцев, испытав множество лишений, мы нашли тебя. И у нас к тебе просьба: постарайся и дай нам ответ, с которым мы могли бы вернуться к нашему падишаху.
— То, что вы рассказали, хорошо, — проговорил мудрец, — но пока отдохните, ведь вы устали. — И он снова воздел руки и заплакал.
Храбрый богатырь обрадовался, что может отдохнуть, и тотчас заснул. А боязливый богатырь от страха всю ночь не сомкнул глаз, словно ему в глаза вставили по вертелу. И вдруг среди ночи сверху раздается голос:
— О дервиш! Из сорока жен падишаха тридцать девять — бесплодны. Но есть у падишаха одна жена — невольница, на которую он пока даже не глядит. От нее-то и родятся двое сыновей, и один из них будет непохож на простых людей. Пусть богатыри скажут падишаху, что тот должен обратить свой взор на жену-невольницу.
Тут голос умолк. Вскоре пришел мудрец и тоже лег спать.
Наутро все встали, и мудрец передал богатырям то, что ему поведал голос сверху. Тогда достали богатыри хурджин и высыпали перед мудрецом золото.
Что это такое? — спросил мудрец.
— А это дар падишаха, — отвечали богатыри.
И мудрец сказал:
— О богатыри, сейчас же соберите обратно в свой хурджин все это и знайте хорошенько, что у меня нет нужды в мирских вещах. Там у входа в пещеру стоит сухое дерево, и каждый день на нем вырастает одна хурма — моя ежедневная пища.
Распрощались богатыри с мудрецом и отправились в обратный путь. Тем временем семьи богатырей, падишах, его везиры и векили решили, что богатыри, которые не вернулись в срок, погибли. Жены богатырей пришли к падишаху и стали упрекать его:
— Вот, падишах, ты послал наших мужей на верную гибель. Как мы теперь прокормим своих детей?
И падишах даже согнулся от горя.
А богатыри коротко ли ехали, долго ли ехали, добрались до горной местности, и тут повстречался им тигр. Испугались они тигра и спрятались в пещеру.
— О боже, избавь нас от этой напасти, препроводи нас к детям целыми и невредимыми! — взмолились они.
Спустилась ночь, и тигр внезапно исчез. Богатыри отдохнули еще день в этой пещере и отправились дальше. Коротко ли ехали, долго ли ехали, перевалили горы и достигли степей своей родины. Тут они повстречали пастухов, которые пасли овец. Увидев богатырей, пастухи сразу их узнали и поспешили навстречу. Приняли они у богатырей их коней, приготовили угощение и, посоветовавшись между собой, сказали:
— Отдохните немного в нашем коше, а мы тотчас же сообщим падишаху радостную весть о вашем возвращении — ведь все уже считали вас мертвыми. Может быть, тогда падишах одарит нас и наша бедная жизнь станет получше.
Послали они к падишаху одного пастуха. Тот поспешил и, проведя полдня в дороге, достиг цели. Глядит пастух — а жены богатырей тоже пришли к падишаху и жалуются:
— Вот ты погубил наших мужей, а теперь мы не можем прокормить наши семьи!
В это время как раз и вошел, запыхавшись, пастух:

— Радостная весть, о падишах! Богатыри, которых ты посылал, возвратились живы и здоровы! Они остановились сейчас в нашем коше!
Услышав это известие, падишах воспрянул духом и наградил пастухов так, чтобы им хватило пропитания на несколько лет. А сам взял с собой везиров и векилей и тотчас пустился в путь. Привез падишах богатырей из пастушьего коша в город и стал расспрашивать, что они разузнали. Богатыри рассказали о тех лишениях, которые им выпали, о муках, которые они претерпели, и закончили свою речь так:
— О падишах! Коротко говоря, тридцать девять твоих жен бесплодны, и только у той, что невольница, родятся два сына. С этого дня ты должен быть с ней.
А боязливый богатырь добавил:
— О падишах, это очень верные слова. Когда этот богатырь крепко спал, потому что он храбрее меня, я от страха всю ночь не мог сомкнуть глаз и слышал, что вдруг сверху раздался голос: «О дервиш! У падишаха родятся два сына от жены-невольницы, а от остальных жен никто не родится». Все это я слышал своими ушами.
Приняв богатырей с почетом и лаской, падишах отправил их домой, а потом позвал своих жен и тридцать девять из них отпустил, а той, что была невольница, сказал:
— Ну, Гюльджемал, приберись немного и сегодня вечером расстели постель пошире.
Гюльджемал, имя которой до сих пор никому не было известно, заулыбалась, мысленно говоря себе: «Господи, неужто это правда?» Она умылась, прибралась и уже на склоне дня постелила постель. Когда солнце село, падишах пришел к Гюльджемал, лег к ней под одеяло и только было начал ее ласкать, как вдруг снаружи раздался голос: «Хак!»[«Хак!» — в суфийской терминологии — «бог», «истина») здесь — возглас дервишей.] Падишах тотчас вскочил:
— Кто это? — спросил он.

— Какой-то дервиш пришел, — отвечал ясаул.
— Ну, дервиш, что тебе нужно? — сказал падишах, выйдя из дома.
— Я пришел пожелать падишаху приятной ночи, — отвечал дервиш.
Тогда падишах приказал:
— Дайте ему коня с полной сбруей!
Везиры исполнили приказ падишаха, но дервиш коня не принял и прогнал его прочь.
— Падишах, дервиш не взял коня, — засмеялись везиры.
— Почему не взял? А, наверное, у него голодна семья, дайте ему муки.
— Нет, — сказал дервиш и, вызвав падишаха наружу, протянул ему яблоко.
— О падишах! — сказал он. — Прежде чем ты пойдешь к своей жене, раздели это яблоко пополам, половину съешь сам, а другую — дай съесть жене. У тебя родятся два сына, если ты обещаешь одного из них отдать мне. Больше мне ничего не нужно!
Услышав такие речи, падишах глубоко задумался: «Ну-ну, не было у меня прежде ни одного сына. И если теперь наконец у меня появится сын, а я отдам его дервишу — на что же это будет похоже?»
Но тут подошли везиры и сказали:
— Когда сыновья родятся, тогда и видно будет, а пока откупись!
— Ладно, — согласился падишах, — если родится двое, одного отдам тебе.
— Хорошо, только не забудь, не откажись от своих слов, — проговорил дервиш и ушел.
Падишах разделил яблоко пополам. Одну половину съел сам, а другую половину дал съесть жене. И вот жена падишаха забеременела, и пришла пора ей родить. Никому не доверяя, падишах позвал свою мать, усадил ее возле жены и сам стал наготове. И вот родился мальчик, и все в доме озарилось светом. Глядит мать падишаха, а ребенок весь светится. Положила она его себе в подол. Следом за первым ребенком появился второй. И этот тоже излучает сияние. Падишах и его положил в подол своей матери. Тотчас же позвали преданного везира.
— Что теперь делать? — спросил падишах, — Мальчики родились. Вдруг об этом прослышит дервиш и явится сюда?
А в народе разнеслась молва: «У падишаха родились сыновья: оба так и светятся». Люди толпами приходили поздравить падишаха. Падишах устроил многодневный пир.
Вдруг однажды появился дервиш и спросил:
— Ну, падишах, верен ли ты своему слову?
Падишах разгневался и ответил:
— Нет!
— Пока не поздно, подумай, падишах, — сказал дервиш, — А не то я разорю всю твою страну.
Пришел везир и посоветовал:
— Согласись, падишах, не спорь с дервишем. Пока ребенок кормится молоком матери, он не сможет его забрать, а дальше видно будет.
Согласился падишах и сказал:
— Ладно, дервиш, пусть один из детей будет твоим.
— Какого отдаешь? — спросил дервиш.
— Меньшого, — ответил падишах.
Дервиш тотчас отрезал от своего пояса полоску, привязал ее на руку мальчика, чтобы отметить его, и ушел.
А падишах был так озабочен этим событием, что снова призвал везира и стал советоваться с ним. Тот подумал и сказал:
— О падишах! Нужно устроить под землей жилище и поместить туда детей вместе с их матерью. Потом следует приставить к ним сведущего муллу и снабдить запасом пищи на несколько лет. Когда детей отнимут от груди, мать нужно разлучить с ними и оставить их с муллой. Мы же тем временем разузнаем: может быть, у кого-нибудь умерли сыновья. Тогда родителям этих мальчиков мы дадим немного денег, а в народе распустим слух, что умерли сыновья падишаха. В конце концов дервиш услышит эту весть и тогда оставит нас в покое.
Падишах одобрил слова везира и тотчас же приказал построить под землей дом в три этажа и снести туда провизии на несколько лет. Он нашел муллу и отправил туда сыновей вместе с матерью. А вход в подземелье, словно отверстие колодца, закрыли мельничным жерновом.
Как советовал везир, двух умерших детей похоронили в могилах, а в народе распустили слух, что сыновья падишаха умерли.
С тех пор прошло тринадцать лет, дети падишаха выучились и стали понимать язык всех живых существ. И вот в один из дней пришел к падишаху тот самый дервиш и спросил:
— Падишах, где мой сын?
— И твой сын, и мой сын — оба умерли, — отвечал падишах, притворно плача.
— О падишах! — сказал дервиш. — Не пристало тебе лгать. Отдай мне сына без лишних разговоров, а не то я сам его найду!
— Пойдем, я покажу тебе его могилу, — проговорил падишах и повел дервиша на кладбище.
— О падишах, — сказал дервиш, — а если я найду мальчиков, тебе не будет стыдно?
— Конечно, — заметил падишах, — но только разве умершие возвращаются?
— Ладно, падишах! Я покажу тебе, как возвращаются умершие, — проговорил дервиш, взял свой дутар, поднялся на холм и начал играть.
На звуки прекрасной мелодии сбежались люди и звери. Пришел и падишах. А дервиш, не обращая ни на кого внимания, продолжал сидеть и играть.
Отверстие подземелья, где были спрятаны мальчики, закрывалось жерновом, и на дно ямы сквозь дыру в жернове падал только один солнечный луч. Мальчики никогда не видели солнца и поэтому не знали, что это. Они играли и, стараясь схватить падавший на землю солнечный луч, стали копать землю. Но чем глубже они копали, тем глубже уходил солнечный луч. «Что это такое?»— удивлялись мальчики. Вдруг в это время они услышали звуки дутара.
Между тем падишах наказал мулле:
— Дети не должны слушать эту музыку, никуда их не пускай!
Но мальчики спросили:
— О мулла, что это за звуки?
Они хотели выбежать наружу, но мулла задержал их, надавав пощечин. Мальчики карабкались наверх, цеплялись за ступеньки, а мулла бил их и стаскивал вниз. Поднялся шум. Наконец один из мальчиков ударил муллу по голове лопатой, и он свалился. Мальчики тотчас поднялись наверх и отвалили камень. Вышли они на поверхность земли, глядят: перед ними ярко освещенная равнина, люди, похожие на них, разные животные, сады и огороды. Посмотрели они вдаль, а там на холме собралась большая толпа — видно, какое-то празднество. Мальчики поспешили туда, прибежали и уселись возле дервиша. А тот узнал их сразу, как только увидел. Тогда падишах опустил голову и застыл, уставясь в землю.
— Ну, падишах, а это кто такие? — спросил дервиш, — Ты ведь говорил, что твои сыновья умерли.
— Ладно, дервиш, бери своего сына и уходи, — ответил падишах.
Вот старший мальчик и говорит дервишу:
— Я пойду с тобой!
А младший ему возражает:
— Нет, ты оставайся, пойду я!
Тогда дервиш взял младшего за руку и ушел. Повел он прекрасного, как цветок, ребенка через заросли верблюжьей колючки, а падишах, его везиры и векили только смотрят им вслед. Старший мальчик постоял, поглядел, а когда те скрылись из виду, как крикнет: «Ой, мой брат ушел!» — и побежал их догонять.
— Отпусти его, дервиш, и возьми меня. Ведь я появился на свет все же чуть-чуть раньше, чем он, — сказал старший мальчик и отправил своего брата домой.
Тут младший брат тоже поглядел им вслед и, как только те скрылись из виду, как закричит:
— Ой, мой брат ушел вместо меня!
Побежал он за ними следом и догнал их.
— Отпусти его, дервиш, и возьми меня, — попросил он.
— Ладно, — сказал дервиш, вытащил из-за пазухи яблоко и дал его старшему брату. — Положи это яблоко в склянку, поставь ее на окно и следи утром и вечером. Если из черенка яблока начнет капать сок, знай: твой брат цел и невредим. Если яблоко завянет и высохнет, значит, твой брат попал в зиндан или случилось еще что-нибудь. Если же яблоко сгниет, знай наверняка: брат твой умер.
Взял старший брат яблоко, вернулся домой, положил яблоко в склянку, поставил ее на окно и каждый день по два раза стал смотреть и радоваться, что брат его цел и невредим.
А дервиш привел мальчика к крепости в сорок этажей, разделил свою бороду надвое, вынул из нее сорок ключей и принялся отпирать крепость. Мальчик стоял рядом и осматривался. Видит он — у замка растет чинара, а на ней сидят несколько попугаев. Заметив его, птицы сначала засмеялись, а потом заплакали. А мальчик понимал язык всех живых существ.
— Эй, попугаи! Почему вы сначала засмеялись, а потом заплакали? — спросил он.
— О шахзаде! — отвечали попугаи, — Когда мы увидели твой созданный из света облик, от радости мы засмеялись. Но когда мы подумали, что ты попал в руки злого волшебника и должен умереть, мы заплакали. О шахзаде! Тот, кто привел тебя сюда, — волшебник-дэв. Сто тысяч сыновей падишахов приводил он уже сюда и каждого держал здесь тридцать девять дней. А на сороковой день он наполнял огромный котел водой, кипятил ее и говорил: «Мальчик, влезь на край этого котла, давай я научу тебя игре, в которую играют дэвы». Мальчик влезал, чтобы поиграть, а дэв тут же сталкивал его в котел. Вот варит он и колдует, и из крови мальчика делает золото, а из его жира — серебро, кости же сам съедает. Когда дэв скажет тебе: «Влезь сюда и поиграй», ты ответь: «Я не умею. Сначала ты влезь сам и покажи, как нужно играть, а потом уж влезу я». Дэв рассвирепеет и станет тебя бить, но потом примется показывать игру. Вот тогда, призвав в помощь бога, ты толкни дэва. Стоит только ноге дэва попасть в котел, тот сам затащит его внутрь. И как тут дэв ни будет биться, выбраться из котла он уже не сможет.
Так попугаи научили мальчика. А дервиш тем временем уже отпер волшебными ключами крепость и ожидал его.
— Что это ты так задержался? — спросил дервиш.
— У меня живот болит, отец-дервиш, — отвечал мальчик.
Вот отпирает дервиш все сорок дверей крепости и, когда мальчик проходит, снова запирает их. Так прошли они через сорок покоев, ведущих один в другой, прошли мимо нескольких оседланных и взнузданных коней, мимо висящих на стенах ружей и алмазной сабли,[Алмазная сабля] мимо котлов с золотом и серебром, потом — мимо чьих-то раздробленных костей. Наконец пришли они в какую-то комнату. Тут дэв и говорит:
— Вот тут всякая еда. Ты ешь сколько хочешь, поправляйся, а я буду отдыхать пятнадцать дней. — И дэв заснул.
Мальчик вспомнил, что ему рассказали попугаи, и решил не есть ни куска. День ото дня он худел. Через пятнадцать дней проснулся дэв, взглянул на мальчика — а тот похудел еще больше. Рассвирепел дэв.
— Почему ты ничего не ел? — стал ругать он мальчика и даже побил его. Затем снова наказал ему:
— Я ухожу на охоту дней на десять-двадцать, а ты тут ешь и обязательно поправься до моего возвращения.
Ушел дэв на охоту, а мальчик принялся плакать и день ото дня все худел и худел. Прошел срок, и через двадцать дней вернулся дэв. Глядит он — а мальчик похудел еще больше прежнего. Подождал дэв еще три-четыре дня, но видит — ничего не меняется. Тогда достал он огромный котел с восемью ушками, такой, что по краю котла мог пройти человек босиком. Посредине двора был огромный очаг. Поднял дэв этот котел и поставил его на очаг, потом налил в котел воды, а под очаг положил сорок верблюжьих вьюков дров. Разжег он огонь, и скоро вода закипела.
— Ну, шахзаде, — сказал дэв, — пытался я тебя откормить, но ничего не вышло. Давай-ка теперь я научу тебя игре, в которую играют дэвы. Может быть, она тебе понравится, ты развеселишься и станешь больше есть. Пойди-ка сюда, шахзаде, и влезь на край котла.
— Ах, отец-дервиш, — проговорил мальчик, — я не сумею. Покажи мне сначала сам.
Дэв разозлился и ударил мальчика.

— Ну, иди! — крикнул он.
А тот заупрямился:
— Покажи мне сначала сам.
Дэв рассвирепел и снова ударил мальчика, но тот стоял на своем. Тогда дэв в ярости закричал:
— Ну, смотри, как нужно играть!
Он взобрался на край котла и стал бегать по краю подпрыгивая и кружась. Дэв очень хорошо умел это делать. Мальчик почувствовал ужас смерти и, когда дэв пробегал мимо вот так играя, замешкался толкнуть его.
— Покружись еще раз, — попросил он дэва, — потом уж и я…
— Вот смотри, — сказал дэв.
Когда дэв снова пробегал мимо мальчика, тот воскликнул: «О боже!» — и толкнул дэва. Дэв закричал и шлепнулся в котел. Стал он барахтаться, но чем больше он бултыхался, тем вернее тонул. И вот дэв сварился.
А мальчик тотчас же раздвинул бороду дэва и достал восемьдесят ключей. Он отпер все комнаты, и в одной из них увидел несколько полуживых, с переломанными ребрами шахзаде. Подошел он к ним и сказал:
— Я убил волшебника-дэва, а теперь отпираю крепость. Можете ли вы сами отправиться по домам? Если да, то я возьму вас с собой.
А те заплакали:
— Ох, спасибо! Но только если родные за нами не приедут, мы и подняться не сможем.
Тогда мальчик вышел, надел через плечо ружье, опоясался саблей, взял себе золота и серебра и сел верхом на одного из коней. Выехал он наружу, снова запер все входы, а ключи спрятал в яме. На воротах крепости он написал: «Я сын такого-то падишаха. По такой-то причине попал в руки волшебника-дэва. В конце концов его убил, а теперь направляюсь на восток».
И отправился он после этого на восток. Коротко ли, долго ли он ехал, а в один из дней подъехал к большой чинаре. Привязал он в ее тени коня и собрался отдохнуть. Вдруг с верхушки дерева послышались шум и крики. Поглядел он наверх и видит: на дереве сидят птенцы птицы Симург, а к ним снизу подбирается огромный черный дракон. Птенцы плачут от страха. А этот дракон, оказывается, каждый год приползал поедать птенцов. Вот шахзаде тотчас взял свою саблю, перерубил дракону шею и опять улегся спать. Птенцы успокоились и сидели, приговаривая:
— Слава богу, этот человек спас нас от беды.
Спустя некоторое время прилетела птица Симург. Посмотрела она вниз, а там стоит привязанный конь и рядом с ним спит человек. «Ага, так вот кто каждый год поедает моих птенцов, — подумала птица Симург. — Придавлю-ка я этого человека камнем». Она притащила огромный кусок скалы и уже собиралась сбросить его на шахзаде, но тут птенцы закричали:
— Ах, матушка, не делай этого, ведь он спас нас от беды!
— От какой такой беды? — спросила мать.
Птенцы ей отвечали:
— Сначала выбрось этот камень и подлети к нам поближе, тогда расскажем.
Бросила птица Симург камень и подлетела к птенцам.
— Посмотри-ка вниз, матушка, — сказали птенцы.
Поглядела птица Симург вниз и видит: лежит огромный мертвый дракон.
— Кто же это его убил? — спросила она.Птенцы рассказали ей обо всем, что произошло. И тогда птица Симург подумала: «Каждый год дракон съедал моих птенцов. А этот человек спас меня от такого бедствия, совершил доброе дело. Сделаю-ка и я для него что-нибудь хорошее». И птица Симург, распустив крылья, устроила тень над спящим шахзаде.
Когда шахзаде проснулся, он, словно в дурном сне, от страха не мог даже подняться и лежал, моргая глазами. Птица Симург увидела это, отодвинулась немного и приветствовала шахзаде. Тот ответил ей, поднялся и сел.
— О шахзаде, — сказала птица Симург, — ты сделал для меня доброе дело, которое нельзя забыть. Каждый год в мое отсутствие дракон поедал моих птенцов. Скажи, чего ты желаешь в мире, и я послужу тебе как только смогу. Я — жена падишаха птиц, Симург.
— Ничего мне не нужно, — отвечал шахзаде, — А еду я на восток.
И он рассказал ей все, что с ним случилось. Тогда птица Симург вырвала у себя несколько перышек, дала их шахзаде и говорит:
— О шахзаде, всякий раз как тебе придется туго, сожги эти перья — и я прилечу к тебе со всем своим войском.
Затем они распрощались. И снова мальчик направился на восток.
Ехал он, ехал — и заехал в дремучий лес. Едет он лесом, и тут вдруг на весь лес раздается чей-то вой. Мальчик спешился и с конем на поводу пошел вперед. Он увидел — лежит тигр, а в его лапу вонзилось огромное дерево. Шахзаде отпрянул назад, а тигр ему и говорит:
— Не уходи, человек! Подойди помоги моей беде: вытащи из моей лапы занозу, и тогда мы будем братьями до конца дней.
Услыхав такие слова, шахзаде подошел поближе и понял, что дерево в лапе тигра причиняет ему сильные мучения. Тогда шахзаде сказал:
— Послушай, тигр, ведь когда я стану тащить из твоей лапы это дерево, ты от боли можешь мне навредить. Вам, хищникам, доверять нельзя.
— Это ты верно говоришь, — стал умолять тигр, — но сделай так: сначала вырой саблей яму и укройся в ней. Тогда я протяну тебе лапу и ты вытащишь занозу. Я взвою от боли и стану рыть лапами землю, а ты в это время пригнись в своей яме. Потом, когда я снова приду в себя, мы с тобой еще поговорим.
Мальчик тотчас же выкопал яму и укрылся в ней. Тигр протянул лапу с занозой, мальчик изо всех сил дернул занозу и вытащил ее. Тигр страшно взревел и стал рыть лапами землю, так что засыпал землей и пылью всю яму. Потом он от боли потерял сознание. А мальчик в это время сидел в яме. Сабля, лежавшая сверху, уберегла его от падавших комьев.
Когда спустя некоторое время тигр очнулся, он увидел, что заноза из лапы вынута, все кругом залито кровью, а яма засыпана землей.
— Неужели я погубил человека, сделавшего мне добро, — заохал тигр.
И тут же начал когтями откапывать яму. Показалась голова мальчика, и тигр спросил:
— Эй, человек, ты жив?
— Жив, — ответил мальчик и выбрался из ямы.
Когда шахзаде вылез из ямы, тигр почтительно встал перед ним и сказал:
— О человек, я падишах тигров. Ты сделал мне великое добро. Теперь скажи, чего ты хочешь в этом мире, и я помогу тебе, чем только смогу.
— Спасибо, — сказал мальчик. — Мне ничего не нужно. А еду я в восточные страны — прогуляться, посмотреть свет.
Тогда тигр вырвал несколько волосков из своей шкуры, дал их мальчику и сказал:
— О юноша, если с тобой что-нибудь случится, сожги эти волоски, и в тот же миг тебе на помощь приду я со всем своим войском.
Затем они распрощались, и мальчик снова отправился в путь. Коротко ли он ехал, долго ли ехал, а выехал из лесу в ровную степь и повстречал пастухов, пасших овец. Подъехал он к пастухам и поздоровался с ними.
— Добро пожаловать, — ответили пастухи на его приветствие, — остановись у нас.
— Я проезжий путник, — сказал мальчик, — нельзя ли мне немного отдохнуть в вашем коше?
— Хорошо, — отвечали пастухи и взяли под уздцы коня мальчика.
Тот дал каждому из пастухов по пригоршне золота, и пастухи тут же зарезали в его честь овцу. Мальчик отдохнул немного, поспал, поел, а потом и спрашивает:
— Скажите, пастухи, что это за дворцы и сады там виднеются и какой падишах ими владеет?
— О юноша, — отвечали пастухи, — это столичный город. А рядом с ним — дворец дочерей падишаха. У нашего падишаха три дочери, и все они еще не замужем. А вон там подземные сады. В них гуляют жены падишаха, но вход туда всегда на запоре.
Юноша попросил у пастухов старый чекмень, заплатанные рубаху и штаны и взял с собой желудок только что заколотой овцы. Попрощался он с пастухами и уехал. Ехал он, ехал — и добрался до подземного жилища падишаха. Тотчас он открыл его запоры, вошел внутрь и увидел чудесные сады и лужайку. Юноша тут же расседлал коня и пустил его пастись на лужайку. Потом он снял с себя доспехи и саблю и вырядился в старый чекмень и заплатанную одежду. Волосы он подобрал и надел на голову и шею овечий желудок, проделав дыры для носа и глаз. Пошел он ко дворцу дочерей падишаха, так же, как и прежде, открыл все запоры и вошел в сад к девушкам. А в саду росли удивительные дыни и арбузы. Юноша тотчас принялся их есть.
Пришел садовник и видит, что в сад забрался какой-то плешивый и ест все, что попадает под руку.
— Эй ты, плешивый, — сказал садовник, — ты зачем без спросу и дозволения залез в сад дочерей падишаха, все рвешь тут и портишь? Сейчас же убирайся отсюда! Я здешний садовник.
Тогда юноша попросил его:
— Послушай, садовник, я странник, круглый сирота. Возьми меня, если можно, себе в помощники.
Садовник подумал: «Парень для всякой работы пригоден. Эх, была не была, пусть остается», — и сказал:
— Ладно, сынок. А коль так, иди приглядывай за садами.
Стал юноша ходить по саду да есть плоды, какие ему нравились.
Вот как-то раз дочери падишаха пришли купаться в пруду, который был посреди сада. Юноша тотчас притаился в кустах и стал потихоньку разглядывать девушек. А те об этом не знали. Скинули они с себя одежды и вошли в воду. Тут юноша увидел, что две из них постарше, а младшая в том же возрасте, что он сам, и необыкновенно красива. Девушки были в воде, а юноша тут как закричит:
— Эге-ге-ге!
Девушки оделись впопыхах и стали оглядываться, говоря:
— Вот, вот здесь кто-то шевелится.
Вдруг одна из них говорит:
— Ой, гляньте-ка, вон показалась плешивая голова. — И девушки погнались за юношей.
— Ай-ай, дочери падишаха хотят меня поймать, — закричал тут юноша и убежал, не дав себя поймать.
Девушки утомились и вернулись во дворец. Сидят они, расчесывают волосы — и вдруг входит в дверь плешивый и говорит старшей дочери падишаха:
— Дай мне гребень, я тоже причешусь.
А девушка отвечает:
— Чтоб ты сдох, проклятый плешивец, проваливай!
Попросил он у средней дочери, а та и говорит:
— Да пропади ты пропадом, проклятый плешивец, убирайся!
Тогда попросил он гребень у младшей.
— Ну что ж, ладно, дам я тебе свой старый гребень, — сказала девушка и дала ему гребень.
Взял юноша гребень, пошел в сад, снял с головы овечий желудок и расчесал волосы. А потом снова надел желудок на голову и отнес гребень девушке. Младшая дочь падишаха взяла в руки гребень, а старшие дочери скривились:
— Тьфу, выбрось теперь этот гребень, проклятый плешивец воняет.
Но младшая дочь внимательно оглядела гребень и увидела, что на том конце, где частые зубья, остался волос длиной в полторы сажени. Взяла она его, смотрит — волос-то серебряный. Поглядела младшая дочь на другой конец гребня, а там волос длиной в две сажени. Разглядела она его, а он — золотой. Поняла девушка, что здесь какая-то загадка, но не проронила ни слова. Завязала она оба волоса в узелок платка, положила в сундук и говорит сестрам:
— Пойдемте опять к пруду.
— Ах ты, дурочка, ведь мы только что пришли с пруда, — отвечали сестры.
— Но ведь плешивый не дал нам искупаться, — сказала младшая дочь. — Я пойду снова.
И она вышла. Пришла она в сад, стала искать плешивого — и вот наконец его увидела. Юноша спал под деревом. Девушка тихонько осмотрела его лицо и голову и заметила овечий желудок. Она хотела снять желудок, но побоялась, что юноша проснется. Тогда она осторожно приподняла рубашку плешивого, обнажила его живот и увидела, что он сверкает, словно тело юноши из света. Увидела это девушка да так и присела. Вернулась она домой и стала днем и ночью думать, как бы найти разгадку этого необычайного дела.
А падишах меж тем вовсе и не собирался выдавать своих дочерей замуж. Однажды девушки завели между собой об атом разговор:
— Ох, выдадут ли нас когда-нибудь замуж?
— Если хотите выйти замуж, — сказала младшая, — я научу вас, что нужно сделать.
— Научи, — попросили сестры.
Младшая дочь падишаха сорвала и принесла три дыни — одну высохшую, вторую чуть посочнее, а третью только-только поспевшую. Потом она положила их на блюдо, в каждую воткнула нож, а сверху все прикрыла платком. Блюдо она дала садовнику и сказала:
— Ступай передай это отцу. Это наш подарок.
Садовник унес дыни.
Падишах сидел, окруженный везирами и векилями. Садовник поклонился и попросил разрешения войти.
— Входи, садись! — сказал падишах.
Садовник протянул блюдо, которое послали девушки, поставил его перед падишахом и произнес:
— Вот твои дочери послали это тебе в подарок.
Падишах подвинул блюдо к везиру и сказал:
— Возьми, везир, открой. Поглядим, что за подарок прислали мои дочери.
А везир снова передвинул блюдо к падишаху и проговорил:
— Нет, падишах, это подарок твоих дочерей. Тебе следует открыть его самому.
Падишах согласился. Он приподнял платок и увидел три дыни, в каждую из которых был воткнут нож. Потрогал падишах дыни и обнаружил, что две из них уже высохли, так что и есть их нельзя, а третья — как раз только поспела.
— Вот так подарок прислали отцу эти девушки! — воскликнул падишах. — Неужели у них не нашлось ничего другого? Ну, везир, возьми да съешь, если тут можно что-то есть.
А везир сказал:
— О падишах, эти дыни посланы тебе не для того, чтобы их есть. Здесь скрыт какой-то смысл.
— Какой такой смысл? — спросил падишах. — Если ты догадался, скажи.
— О падишах, — продолжал везир, — две высохшие дыни — это твои старшие дочери, их время почти прошло. Но ты об этом совсем не думаешь. А только что созревшая дыня — твоя младшая дочь, которая тоже уже достигла совершеннолетия. Теперь нужно постараться их пристроить.
— Верно говоришь, везир! — воскликнул падишах.
И тотчас падишах приказал кликнуть клич, чтобы все мужчины, и стар и млад, в определенный день прошли перед дворцом дочерей падишаха. Дочери падишаха выйдут замуж за тех, кто им понравится. А девушкам дали по яблоку и приказали:
— Киньте яблоко в того, кто вам понравится.
Через несколько дней каждый нарядился как мог, и все стали проходить перед дворцом дочерей падишаха. А те смотрели на них сверху. Вдруг, горяча коня, вперед выехал сын везира. Старшая дочь падишаха тотчас бросила яблоко и попала в его шапку. Отдали старшую дочь за сына везира. Спустя некоторое время перед дворцом появился одетый в разноцветные одежды, на коне с серебряной сбруей сын векиля. В него бросила яблоко средняя дочь падишаха. Отдали среднюю дочь за сына векиля. Тогда люди стали поговаривать:
— Теперь осталась самая красивая дочь падишаха. Поглядим, кого она выберет, за кого пойдет.
Стали тут все проходить мимо, но девушка ни в кого не бросила яблоко.
— А ну-ка, — сказал падишах, — проверьте, не осталось ли в городе человека, который бы не прошел мимо дворца.
И ясаулы ответили:
— Не осталось никого, кроме плешивого, что живет у садовника.
Тогда кое-кто заговорил:
— А-а, это тот самый плешивый… Он к тому же еще и безумен.
— Какой бы он ни был, приведите его и заставьте пройти здесь, — приказал падишах.
Ясаулы отправились к садовнику и хотели схватить плешивого, а тот с криком «Ой-ой, убивают!» бросился бежать. Наконец-то ясаулы поймали плешивого, поколотили и потащили мимо дворца. И тут дочь падишаха бросила в плешивого яблоко.— Ой-ой, дочь падишаха продырявила мне бок! — закричал плешивый, схватился за бок и пустился бежать.
Падишах с везирами и векилями решили, что девушка, наверное, ошиблась. Снова собрали и провели людей перед дворцом, но, как и прежде, дочь падишаха сидела неподвижно. Тогда опять поймали и протащили мимо дворца плешивого. И девушка снова бросила в него яблоко. Разгневался падишах:
— Ну раз так, выдайте ее за него!
Отдал падишах дочь за плешивого, но был очень недоволен этим и считал для себя позором, что его дочь вышла замуж за плешивого. А везиры и векили говорили промеж себя:
— Дочка-то падишаха оказалась с придурью: на наших сыновей, молодых красавцев джигитов, и смотреть не стала, а вышла замуж за какого-то плешивого. Опозорила она падишаха.
По приказу падишаха для старших дочерей тотчас поставили белые юрты.[Белая юрта — признак богатства; ставилась для молодоженов и почетных гостей] Свадьбу праздновали несколько дней. А младшую дочь падишах проклял и поселил в ослином хлеву. С младшей дочерью и плешивым обращались хуже, чем с собаками. Но девушка и шахзаде своим блеском озаряли этот хлев и жили хорошо. Девушка-то понимала, за кого она вышла замуж.
Прошло некоторое время. Падишах заболел. В народе пронесся слух, что падишах передаст престол мужу своей старшей дочери — сыну везира.
Вот как-то захотелось падишаху мяса кейика.
— Что ж, — сказали зятья, — мы его мигом добудем.
Взяли они с собой еды, сели каждый на хорошего коня и поехали на охоту.
— Ну а что-то нам удастся? — заметил плешивый и тоже отправился, неторопливо потрусив на хромой кобыле.
Поехал плешивый, открыл ворота подземной крепости, оделся в свою падишахскую одежду, опоясался саблей, надел ружье и пересел с кобылы на своего коня. Запер он опять ворота крепости и помчался в горы. Прискакал он в одно ущелье и зажег тут перо птицы Симург и волосок тигра. В тот же миг все вокруг заполнилось птицами симург и тиграми. Юноша уселся посреди них, сверкая, как месяц. Падишах тигров и жена падишаха птиц симург склонили перед ним головы и сказали:
— Чем мы можем служить тебе, шахзаде?
— Ничего особенного мне не нужно, — отвечал шахзаде и рассказал о том, что с ним произошло.
И тотчас тигры и птицы симург согнали всех кейиков с гор и равнины. И кейики тоже склонили головы перед шахзаде.
А сын везира и сын векиля изъездили за несколько дней все степи и, не найдя добычи, направились в горы. И тут вдруг наткнулись на сборище. Смотрят, а там — тигры, птицы симург, кейики, а среди них сидит, словно месяц, красавец юноша. Сын везира и сын векиля сначала было испугались, потом посоветовались и решили: «Подойдем-ка открыто да попросим, авось наша просьба и будет исполнена». Подошли они, поклонились и поздоровались. Тогда юноша и говорит им:
— Подойдите ближе, джигиты, да расскажите, какие у вас новости?
— Мы боимся тигров, — отвечали те.
А юноша им говорит:
— Не бойтесь, подходите! Ведь если бы тигры не подчинялись мне, они не стояли бы тут, склонив головы.
Тогда сын везира и сын векиля рассказали:
— Наш падишах тяжело заболел, и лекарство от его болезни — мясо кейика. Мы изъездили все степи, но так и не нашли кейика. И вот, объезжая все кругом, мы встретили тебя. Посоветовались мы и решили просить тебя помочь нам в этом деле.
Юноша им отвечал:
— Вы ведь знаете, что, когда умирает человек, его оплакивают, сильно по нем горюют. А мы вот горюем из-за смерти каждого животного. Но так и быть, раз уж вы приехали, я исполню вашу просьбу. Но только с одним условием.
— Скажи, каково твое условие? — сказал сын везира. — Мы его выполним.
— Так вот, — продолжал юноша, — я сам убью двух кейиков. Головы и ноги заберу себе, а вам отдам тушу. Но за это я поставлю свою печать на ваших ляжках.
Тут юноша достал и показал им свою печать. Как ни трудно было сыновьям везира и векиля согласиться с этим, но делать нечего, посоветовались они и решили: «Э, никто не увидит».
Юноша накалил печать и приложил ее к их ляжкам. А на печати было обозначено имя юноши. Потом он убил двух кейиков, забрал себе их головы и ноги и незаметно посыпал туши каким-то горьким зельем. Сыновья везира и векиля взяли кейиков и, морщась от боли, без конца привставая в седле, вернулись домой. А юноша снова взял у тигра и птицы Симург волосок и перо, попрощался с ними и отпустил их. Потом он отпер подземную крепость, оставил там своего коня и оружие, взял с собой головы и ноги кейиков, сел верхом на хромую кобылу и потрусил к дому. Приехал он домой и сказал жене:
— Вот вымой и почисть это поскорей, да приготовь ярму. Отошлем ее твоему отцу.
Жена тотчас принялась готовить.
А сыновья везира и векиля пришли к падишаху и похвастались, словно люди, которые преуспели в своем деле.
— Мы вернулись с добычей.
Старшая дочь положила в плов мясо кейика, привезенного мужем, приготовила и принесла плов падишаху. Тот попробовал и стал отплевываться:
— Что это так горько?
Попробовала старшая дочь, и в самом деле — горько. Застыдилась она, забрала плов и отошла. Принесла ему средняя дочь.
— Ну а этот плов как? — сказал падишах, пробуя.
Оказалось, что этот плов еще более горький. Плюнул падишах, лег и отвернулся. Дочери, пристыженные, протиснулись в дверь и ушли. Пришли они к своим мужьям и заплакали:
— Хорошую же дичь вы привезли!
Тогда младшая дочь падишаха немного погодя наложила в деревянную миску ярмы, принесла падишаху и сказала:
— Вот, отец, попробуй этого.
— Да пропади пропадом и ты сама, и твоя ярма! Ничего мне от тебя не нужно, — сказал падишах и отворотился еще больше.
— Послушай, падишах, — заговорила тогда мать девушки, — что бы там ни было, а она — твоя дочь. Посмотри, что она принесла тебе в подарок, попробуй хотя бы, каково это на вкус.
Попробовал падишах, и на этот раз еда ему понравилась. Съел он все и спросил:
— А нельзя ли еще немного?
— Сейчас пойду посмотрю, — отвечала дочь, — может быть, плешивый не все съел. Пошла она домой и рассказала все мужу.
— Постой-ка, — засмеялся плешивый, взял немного навоза от мула, положил в миску, а сверху прикрыл ярмой. Если поглядеть, то кажется, что это мясо.
— Зачем ты это сделал? — спросила девушка.
— Помалкивай, — отвечал плешивый, — Отнеси миску да поставь перед падишахом. Он станет есть, а тут вдруг покажется навоз. Если он спросит: «Что это?» — ты ответь: «Ах, мы не заметили — ведь мы живем в хлеву, вот и попало».
Девушка взяла миску, принесла и поставила ее перед отцом. Падишах начал с удовольствием есть. Вдруг то, что он положил в рот, посчитав это мясом, оказалось навозом.
— Это еще что? — воскликнул он, отплевываясь.
— А мы и не заметили, отец, — отвечала дочь, — Живем-то мы невесть в каком месте, как тут ни старайся, чтобы было чисто, да ведь не может быть…
— Немедленно дать им какой-нибудь старый дом! — повелел падишах.
А старшие дочери падишаха все время издевались над младшей и попрекали ее:
— Эх ты, опозорила нас, вышла замуж за плешивого!
Наконец однажды девушка не выдержала и пришла к мужу в слезах:
— Ох, парень, если у тебя есть какая-нибудь чудесная сила, прояви ее, а то я совсем уж не в силах терпеть.
— Ладно, — отвечал юноша, — Ступай сегодня и садись с сестрами рядом. Я надену все свое снаряжение, сяду на своего коня, а ты, увидев меня, скажешь: «Вон едет мой муж». Тогда сестры станут тебе говорить: «Эх ты, если твое сердце желает такого мужа, то зачем же ты вышла замуж за плешивого?» А ты в ответ им скажи: «Побьемся об заклад: если окажется, что это мой муж, вы пойдете ко мне в служанки, а если нет — я стану служить вам».
Промолвив это, юноша сел на свою кобылу и уехал. Отворил он ворота подземной крепости, надел свое снаряжение, перекинул ружье, вскочил на коня и выехал. Появился он вдали, весь сверкая.
Младшая дочь вдруг глянула вдаль и сказала сестрам:
— Вон едет мой муж, мой плешивый.
— Ох, чтоб ты пропала! — отвечали девушки, — Если тебе нужен такой муж, зачем же ты вышла за поганого плешивого и опозорила отца?
Тогда младшая дочь сказала:
— Побьемся об заклад: если это едет мой плешивый, вы станете моими служанками, а если нет, тогда я буду служить вам.
— Ладно, — согласились девушки.
Вдруг видят они, что тот всадник, который сиял, словно месяц, подъехал ко дворцу.
— Ну, слезай с коня! — сказала ему младшая дочь.
Всадник спешился, привязал коня и вошел в их жилище.
— Ого, — воскликнули старшие дочери, — оказывается, у ее плешивого есть какая-то тайна!
Плешивый поел, вышел за ограду селения, зажег волосок тигра и перо птицы Симург, и все вокруг заполнилось птицами симург и тиграми. Сел юноша посредине, а они стали, ожидая повеления.
Между тем падишаху донесли, что перед селением расположился шахзаде с огромным количеством тигров и птиц симург. Испугался падишах и приказал, чтобы все — мужчины и женщины, стар и млад — вышли навстречу шахзаде. А сам пошел во главе их. Пришли они, почтительно во многих местах поцеловали землю и поздоровались. Падишах в знак покорности сложил ладони и спросил:
— Откуда ты пришел и куда держишь путь?
— С запада, — отвечал юноша, — а путь держу на восток. Да вот было у меня несколько рабов. Они убежали и скрылись в вашем городе. Я пришел по их следу. Если ты найдешь и вернешь их мне, я двинусь дальше.
— Не может этого быть, — сказал падишах, — Сюда пришли все мужчины до единого. Гляди, если среди них есть твои рабы, тогда хватай их.
— О падишах, — проговорил юноша, — я точно знаю, что мои рабы находятся в вашем городе. Если ты не поймаешь их, я поймаю сам, и тебе будет стыдно. Поэтому лучше сначала все выясни и дознайся, а потом уж говори.
— Кто еще остался в городе и не пришел сюда? — спросил падишах.
— Остались сын везира и сын векиля, — отвечали везиры.
— Немедленно приведите их, — приказал падишах и, подойдя к юноше, проговорил:
— О шахзаде, в городе не осталось никого, кроме моих зятьев — сына везира и сына векиля, и они тоже сейчас придут.
— Ладно, — сказал шахзаде, — пусть придут, посмотрим.
А сын везира и сын векиля, услыхав, что явился шахзаде, спрятались — один в тандыр, другой — в яму. Обыскали весь город, но их не нашли. А тут какая-то старуха и говорит:
— Кого ищете? Вон в том тандыре и в этой яме спрятались двое.
Отыскали их ясаулы, привели, и шахзаде, как только их увидел, воскликнул:
— Ага, вот они — мои рабы!
— О шахзаде! Это сын моего везира, а другой — сын векиля, и оба мои зятья, — сказал падишах.
Но как он ни старался убедить в этом шахзаде, тот не соглашался. Наконец шахзаде сказал:
— О падишах, «Хамадан далеко, а грядка близко»,[«Хамадан далеко, а грядка близко» — персидская пословица из притчи о человеке, который похвалялся, что он в Хамадане перепрыгнул через несколько грядок (Хамадан — город в Западном Иране). Употребляется в смысле: «оставь пустые разговоры, докажи на деле»] пусть эти двое снимут штаны — поглядим: если у них на ляжках есть мое клеймо, значит, говорю правду я, если же нет, значит, верны твои слова.
— Хорошо, — согласился падишах.
Как ни отбивались сын везира и сын векиля, их притащили, сняли с них штаны, и все увидели, что прав шахзаде.
— Сказать мне нечего, все верно, — растерялся падишах.
Тогда шахзаде сказал:
— Пока я оставлю их у вас, а заберу на обратном пути.
И шахзаде отпустил их.
Падишах вернулся в свой город. А шахзаде распрощался с тиграми и птицами симург и тоже пошел в город, к себе домой. Дочь падишаха встретила его, привязали они коня и, взявшись за руки, вошли в дом. А люди, увидев это, поспешили к падишаху и стали рассказывать:
— О падишах, тот шахзаде пошел к твоей младшей дочери, и они, держась за руки, вошли в дом. Оказывается, это и есть твой плешивый зять. И вовсе он не плешивый. Он сын падишаха, а его лицо и глаза сияют, как будто весь он создан из света.Пришел падишах, посмотрел, и правда — это его зять. Похлопал он свою дочь по спине и сказал:
— Слава богу, дочка, дураком оказался я, а ты знала, за кого выйти замуж. А тебе, шахзаде, я отдаю свой престол — ведь я уже стар.
— Нет, — отвечал шахзаде, — престол мне не нужен. Он есть и у меня на родине. А мой удел — странствие.
И вот однажды увидел шахзаде сон. Приснилось ему, что вышел он из южных ворот города, пришел в незнакомый город и стал там бороться с каким-то богатырем. И когда он богатыря опрокинул, с лица у того спало покрывало. Глядит шахзаде — а это девушка, притом очень красивая. Тут шахзаде внезапно проснулся.
Назавтра шахзаде собрался, сказал: «Я на охоту», — и ушел. Куда он направился, не знал никто.
Дошел шахзаде до южной части города — и вот перед ним ворота, которые он видел во сне. Вышел он из ворот, сел на коня и поехал. Коротко ли ехал, долго ли ехал — и доехал до города, где жили пери. Падишахом города была девушка-богатырь. Она говорила, что выйдет замуж за того, кто победит ее в борьбе и заставит ее коснуться затылком земли. Многие пытались ее победить, но она с помощью волшебства связывала их по рукам и ногам и бросала в волшебный колодец. Из многих стран приезжали сыновья падишахов и, потерпев неудачу, были обречены задыхаться в колодце и умирать.
Въехал наш шахзаде в город, а навстречу: ему пери.
— Стреляться или бороться? — спросила она.
— Бороться, — отвечал шахзаде.
Поглядела пери на шахзаде — перед ней юноша, подобный месяцу. Стали они бороться. Шахзаде начал было одолевать и уже повалил пери наземь. Но тут с лица пери слетело покрывало, шахзаде увидел ее и сразу ослаб. Девушка пользуясь моментом, подняла шахзаде, бросила его на землю, потом связала ему руки и ноги и кинула на дно колодца. Приставила она к колодцу стражу и наказала:
— Этому давать по капле воды в день.
А жена шахзаде уже три дня ждет своего мужа. Никаких вестей от него нет, плачет она и горюет.
Теперь послушайте вести о брате нашего шахзаде. Каждый день брат шахзаде смотрел на яблоко, которое ему дал дервиш, и радовался:
— Мой брат жив-здоров!
Но однажды он увидел, что яблоко пожелтело и высохло; «Ох, какая-то беда случилась с моим братом», — подумал он и направился в ту сторону, куда ушел дервиш.
Долго ли он ехал, коротко ли ехал, а доехал до той самой крепости и присел немного отдохнуть. Увидали его попугаи и засмеялись.
— Эй, попугаи, почему вы смеетесь? — спросил старший шахзаде.
— О шахзаде, как же нам не смеяться. Ведь ты попал было в руки людоеда, а мы сжалились над тобой и научили кое-чему: вот ты и убил волшебника, спасся от него и ходишь теперь здоровый и невредимый!
Старший шахзаде подумал: «Попугаи принимают меня за брата. Стало быть, то был не дервиш, а волшебник-дэв, и мой брат убил его». Он подошел к воротам крепости, прочитал надпись, оставленную братом, нашел ключи и отпер все запоры, все комнаты. Взял он снаряжение, зачерпнул горсть золота и серебра, сел верхом на другого коня и поехал по следам брата. Долго ли он ехал, коротко ли ехал — добрался до чинары птицы Симург. Подошла к нему птица Симург и почтительно спросила:
— О шахзаде, как ты поживаешь?
Тут старший шахзаде понял, что птица Симург приняла его за брата, значит, тот проезжал здесь. Не стал он ничего отвечать птице Симург и поехал дальше. Ехал он, ехал — и приехал в лес. А когда проезжал по лесу, повстречал вдруг тигра. Увидев тигра, он хотел было убежать, но тигр ему сказал:
— Эй, шахзаде, почему ты бежишь от меня? Разве я тебе чем-нибудь угрожаю? Ты сделал для меня такое доброе дело! «Эге, мой брат и тут проезжал», — подумал старший шахзаде, однако тигру ничего не стал говорить и поехал дальше. Ехал он, ехал — и приехал в тот самый город. Увидев его, все встречные стали здороваться. Наконец подошла к нему младшая дочь падишаха, жена его брата, и сказала:
— Слезай!
Подумал он, что это, верно, жена брата, и пошел за ней в дом. Дочь падишаха хотела, как обычно, привязать его коня, но юноша ей не позволил. Дочь падишаха вскипятила чай, чтобы они, как всегда, вместе сели его пить. Но старший шахзаде сказал:
— Нет, я буду пить один.
Тогда дочь падишаха постелила постель и сказала:
— Ложись спать.
Старший шахзаде лег в постель, а немного спустя и девушка забралась под одеяло. Тогда старший шахзаде обнажил саблю, положил ее между собой и девушкой и сказал:
— Смотри, предупреждаю — если передвинешься ближе, эта сабля проткнет тебя.
Видя, что девушка принимает его за брата, старший шахзаде подумал: «Мой брат куда-то уехал, но куда?» — и с тем заснул. А девушка стала его спрашивать:
— О юноша, что случилось с тобой? Сказал, что едешь на охоту, уехал и не вернулся в положенный срок. А теперь, когда вернулся, ведешь себя странно.
Но старший шахзаде спал и ничего ей не ответил. Так девушка и просидела всю ночь плача.
Спит старший шахзаде и видит сон, будто его брат выехал из южных ворот крепости и приехал в город пери. Стал он там бороться с пери и чуть не победил, но был обманут и брошен в зиндан. Тут старший шахзаде вздрогнул и проснулся. Оседлал он коня, взял снаряжение, выехал в городские ворота и тронулся в путь. Ехал он, ехал — и добрался до города пери. Когда пери-богатырь его увидела, она стала укорять стражника:
— Ты зачем это выпустил человека, которого я посадила?
— Это другой, — отвечал стражник, — тот сидит в яме.
Тогда султанша-пери вышла навстречу старшему шахзаде и спросила:
— Стреляться или бороться?
— Бороться, — отвечал старший шахзаде, и они схватились.
Наконец старший шахзаде одолел пери. Он повалил ее наземь, приставил к горлу алмазную саблю и спросил:
— Где мой брат?
— Ой, не убивай! — крикнула пери, — Твой брат жив, сейчас я его выпущу.
Выпустили младшего шахзаде, а тот еле стоит на ногах. Тогда старший брат сказал:
— Немедля отыщите средство и приведите шахзаде в себя.
Младшего брата привели в себя, полечили несколько дней, и стал он здоровым, как прежде. Тут старший шахзаде рассказал брату, как он встретил попугаев, как прочитал оставленную надпись, нашел ключи, добыл коня и оружие, как встретил птицу Симург, а потом — тигра, который обознался, как приехал к жене брата и та приняла его за мужа.
Оба брата возрадовались и, словно два ясных месяца, направились к городу шахзаде. Долго ли ехали, коротко ли ехали — приехали они к дому шахзаде.
Жители города никак не могли отличить одного шахзаде от другого. И дочь падишаха не знала, чьего коня ей принимать. Наконец привязала она коня младшего шахзаде, тот обнял девушку, и они вошли в дом. Тогда дочь падишаха поняла, что прежде ошибалась, — тот, кто приезжал раньше, не был ее мужем, — и раскаялась в своем поведении.
Собрался вокруг них народ и просил обо всем рассказать. И они рассказали о том, что с ними произошло. По этому случаю был устроен пир на несколько дней и ночей, резали баранов, варили плов.
Я тоже нес с того пира миску плова и большущую кость. Но вдруг на дороге споткнулся — плов по земле рассыпался. А кость пес Акбилек утащил. Так я голодным и остался.


Вот и сказке Два сына падишаха, рожденные от невольницы конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 0 2

Отзывы

Читать также Пакистанские сказки: Братья
Выгодная сделка
Две сестры
Дружба
Моряна
Читать также Курдские сказки: Али-богатырь
Аслан
Десятый сын пастуха
Конь, петух, баран, зайчишка и волк
Лев и мышь
понравилась сказка?
2 0 Вверх